Модные фэшн-стартапы показали, как снижают свой углеродный след

деление в атмосферу метана, закиси азота, двуокиси углерода – это неизбежное следствие того, что мы можем ежедневно покупать новую одежду и менять ее так быстро, как захотим.

Выпуск парниковых газов приводит к изменениям климата и необратимым последствиям для всей планеты. Проблема в том, что модные гиганты слишком неповоротливы, чтобы перестроить свои процессы, а потребитель просто не замечает вреда, ведь он соприкасается с продуктом на финальном этапе его производства.

Согласно исследованию Climate Change in the American Mind, за последние пять лет представления американцев о глобальном потеплении существенным образом изменились: с 2013 года процент людей, считающих что глобальное потепление происходит увеличился на 11 пунктов, видящих в этом прямое влияние человека – 15 пунктов, подтверждающих, что это важно для них лично – 17 пунктов.

Источник: Climate Change Communication

Некоторые компании осознали эту проблему еще до того, как изменение климата стало широко обсуждаться: на рынке стали появляться небольшие устойчивые бренды, которые тщательно следят за выбросами и нейтрализуют вред, наносимый планете. Например, Джон Цвиллингер, сооснователь бренда устойчивых кроссовок Allbirds, выбрал это направление именно потому, что производство обуви приводит к самому большому количеству выбросов. Помимо парниковых газов, выбрасываемых в процессе производства, транспортировка деталей по всему миру в сложной глобальной цепочке поставок способствует еще большему загрязнению воздуха. А затем продукты выделяют парниковые газы, пока они столетиями разрушаются на свалках. Всё это убедило Цвиллингера объединить усилия со своим другом Тимом Брауном и создать Allbirds.

Источник: Allbirds

В настоящее время компания контролирует все выбросы парниковых газов, вплоть до выброса автобуса, которым сотрудники добираются на работу и компенсирует этот вред за счет программ по посадке деревьев, очистке воздуха и проектов в области чистой энергии. По их подсчетам, углерод выделяющийся при производстве одной пары кроссовок, даже с помощью их устойчивых технологий, равен 10 кг (в среднем, по рынку – в три раза больше).

Когда в 2009 году Яэль Афлало запустила бренд Reformation, она сосредоточилась на создании одежды с низким уровнем воздействия на окружающую среду: от использования оставшихся тканей до сокращения потребления воды и тщательного отслеживания выбросов углерода, создаваемых каждым предметом одежды. Но при запуске, её PR-агентство заявляло ей, что устойчивое производство не будет «резонировать с потребителями моды».

Reformation ежегодно отчитывается о своих достижениях и, что не характерно, – о недостатках и ущербе для планеты. Компания ставит задачи по сокращению углеродного следа, расходам воды и материалов, увеличению зарплат сотрудников фабрики (их производство находится в Лос-Анджелесе, что уменьшает транспортный след). Посмотреть, как структурирован отчет, можно по ссылке.

Источник: The Reformation

Спустя годы, Цвиллингер и другие основатели обнаружили, что потребительские настроения, меняются. В последнем отчете Global Fashion Agenda, некоммерческой организации, стремящейся сделать отрасль более устойчивой, было установлено, что 75% потребителей во всем мире считают устойчивое развитие очень или крайне важным.

Проблемой остается то, что гораздо проще бороться с последствиями (например, сажать деревья и чистить пляжи), чем повышать экологичность собственного производства и улучшать процессы.

Вторая проблема – коммуникационная. В отличие от пластика или неэкологичной упаковки, которую клиент видит своими глазами, углеродный след – это нечто абстрактное, не вызывающее отторжения в моменте. Из-за того, что покупатели не задают вопросов, отрасль не испытывает давления, – а значит ничего не меняется.

Элисон Мелвилл, возглавляющая подразделение Everlane по производству обуви и аксессуаров, говорит, что гораздо проще продвигать уменьшение объема пластика, чем уменьшение выбросов углекислого газа. «Пластик – это то, чего клиент может коснуться», – говорит Мелвилл. «Но мы не видим углеродные выбросы продукта, поэтому это не так понятно».

У многих крупных модных корпораций есть средства для всестороннего анализа их углеродного воздействия, но им может быть намного сложнее уменьшить его, потому что у них гораздо большие и более сложные цепочки поставок. Для этого потребуются усилия по сокращению выбросов углерода на каждом этапе разработки и производства продукции, например, кардинальное изменение их производственной логистики для сокращения отгрузок или создание заводов по всей сети для использования возобновляемых источников энергии.

Но, тем не менее, сдвиг в сторону устойчивости действительно происходит. Отчет Global Fashion Agenda показал, что многие крупнейшие бренды в индустрии моды делают большие успехи в использовании более качественных материалов и разработке способов переработки своей продукции. И многие пытаются смягчить свое углеродное воздействие. Подобно небольшим, экологичным стартапам, эти крупные компании пытаются сообщать о своих усилиях по борьбе с изменением климата, часто концентрируясь на инициативах в области устойчивого развития, которые легче понять. Например, компания American Eagle (бренд стоимостью 4 миллиарда долларов) произвела большой резонанс с новой программой переработки джинсовой ткани, а компания Nike (бренд стоимостью 36,5 миллиардов долларов США) рассказывает о новых экологически чистых материалах, таких как Flyleather, который изготовлен на 50% из переработанной кожи.

«Если отрасль не будет вносить изменения более быстрыми темпами, она не сможет выполнить Парижское соглашение (ограничить повышение глобальной температуры до 1,5 ° C). Компании должны прилагать больше усилий, с помощью более целенаправленных и скоординированных усилий, чтобы преодолеть технологические и экономические ограничения, которые препятствуют прогрессу».

Тем не менее, лидеры отрасли с оптимизмом смотрят на то, может ли мода – и промышленность в более широком смысле – принять вызов спасения планеты от климатического апокалипсиса. Хана Каджимура изучала экологические науки в Стэнфорде, прежде чем стать главой устойчивого развития Allbirds. Она знакома с имеющимися в мире инструментами для борьбы с изменением климата и считает, что люди могут, если мы захотим, сделать это проблемой прошлого. «У нас есть все технологические решения, чтобы понять это», — говорит она. «Нам не хватает силы воли».

Источник: Allbirds

Кадзимура считает, что индустрия моды может сыграть важную роль. Она считает, что обычному человеку трудно осознать что-то столь обширное и неосязаемое, как изменение климата. Но индустрия моды – это сторителлинг, самовыражение и интимные предметы, которые мы носим на своих телах. Если бы бренды предприняли согласованные усилия по использованию всех этих инструментов для просвещения людей об углеродном вреде и этических последствиях их покупок, индустрия моды могла бы оказать огромное влияние на изменение ситуации.

«Мода – это то, от чего люди получают удовольствие и с чем взаимодействуют каждый день. Мы можем помочь рассказать историю об изменении климата и привлечь людей в свои ряды».

Цвиллингер согласен с Каджимурой, но он также считает, что у нас действительно нет другого выбора, кроме как быть оптимистом перед лицом этой надвигающейся катастрофы. «Альтернатива, по сути, апокалиптическая», – говорит он.

Благодаря вашим пожертвованиям, мы превращаем старую одежду в добрые дела